?

Log in

Bjornoya jorunal [entries|archive|friends|userinfo]
bjornoya

[ website | Над уровнем моря ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Работа [Apr. 10th, 2017|07:37 pm]
bjornoya
Помнится, только вышли из Кольского на совершенно новеньком железе. В район того самого распрекрасного Шпицберген или Svalbard. Начало подыхать и подохло потом из радио и навигационного оборудования почти всё. Сначала оба передатчика дальней КВ-связи (запас хода от берега - радиоцентра ~ 200км на средних волнах, потом наступит тишина). Загорелся дымом с огнем преобразователь питания гирокомпаса. Перестали работать почти одновременно обе ГАС. Вырубается напрочь один навигационный локатор, второй - в предсмертном состоянии, еле-еле. Из живого - только система определения координат по буржуазным станциям...
Как же красив этот норвежский остров Bjørnøya / Bear Island! Торчит посреди необъятных пустынных просторов воды весной все та же одинокая "сахарная голова"... Тоже к архипелагу Svalbard географами причислен почему-то (глянув на карту, не очень будет понятно, почему?).
Вернулись в Кольский только летом.

LinkLeave a comment

Моя секретная Медаль. [Mar. 27th, 2017|05:07 am]
bjornoya
Хотел написать про заокеанскую "Carol".
Имя её - проще некуда. Фамилия - ещё легче.
Остальное - секретно.
Так и хочется назвать.
Называл порой: "Моя медаль".
Та, которую при всей форме и на параде приказано держать дома в потаенной коробочке и - Никому!
Секретно.
Уже можно рассказывать разные военные тайны.
Ей рассказывал раньше, чем можно. Никак не разведка.
То, что мне - она, это иная жена мужу не признается за десятилетия вместе и никогда.
Не важно.
Тогда и сейчас. Любой мужик в любой точке "шарика", прочитав её в сети, ухнет. Просто - читать её, уже радость.
Не видя. Нет фото. Только слова.
А она мне пишет (без фото): "Поверь. Будешь приятно удивлён."
Пишу её портрет вслепую. Словами. - Молчок на сутки.
Сдрейфил. Мимо? Облажался? - Не спим. Ждём.
- Ночью вдруг: "Прости. Без разрешения. Переслала твой "портрет" детсадовско-школьной подруге."
- И что-о? Почему молчала?
- Она ответила: "И ты? Дура? Если тебе та-акое пишут?! Это же ты там! Он точно никогда тебя раньше не видел?! Не врёшь? - Обалдеть! Тогда - немедленно, бегом и к нему!".
Секретно.
Нельзя даже назвать имя её подруги.
Нельзя назвать имя общего друга, который знает.

"Беги?" А как? Если она живёт, скажем, в Торонто?
И тогда не она, теперь, сам::
- Легко! Лети, когда время будет. Умею ждать. Удивишься тоже.
-----
Вокзал. Встречает (так получилось, что её самолёт раньше). Глазищи любопытные, огромные. За ними испуг:
- "А вдруг, не то?"
Увидел. Улыбнулся. - ОНА! Мой портрет! (хоть и конечно, уже посылала фото)
- Привет! Помнишь моё "Легко!"? И чем предполагала меня приятно удивить?
/застеснялась/ Стройна, как линкор на морском параде. Только две огроменные башни главного калибра направлены мне снизу вверх, прямо в лоб.
Глянул неприлично:
- Этим? Ты дурочка?
- /покраснела/ ... да...
--------
Через годы.
Ох, как мы в сети ругались. Вплоть до кухонных вариантов, когда "сковородкой - по башке". Ссора, молчок на недели.
Всё, как в обычной жизни, только - на экране.
Она мне:
- Знаешь? Вживую ни на кого столько времени не тратила никогда в жизни. Везде у меня - ты.
- Обещал? Говорил, что уникальная? Весь секрет наш, что дополняем. Что не имею сам - ты. Что не ожидаешь - вдруг удивлю. Да, я много старше, знаю, что девушка хочет получать чудо. Только откуда взять его без тебя рядом?
- Нет. Это ты. Я и не знала, какая может быть другая жизнь!
- Хватит. Сказал же, что без тебя ничего не получится? Молчим.
----
Одна из самых тяжелых ситуаций.
Заходим в универсам у дома, где живет. Дальше - всё! Стоп! Нельзя! Бросаю в тележку всё то, что она любит. Себе - бутылку. /смотрит, озлевая/
"Обстановка, максимально приближенная к боевой!"
Так хочется, чтоб дальше, как обычные люди, пришли домой...
Пусть даже выльет в раковину эту бутылку. Зачем она мне тогда?
Съест на кухне свою любимую еду. Буду просто смотреть, как она ест. Спросит: "Не разлюбишь, если потолстею?"

Самое тяжелое: ей налево, мне - направо.
Корабли расходятся тихонечко в тёмном холоде полярной ночи, держа безопасный курс.

"Она прячет улыбку и слезы, она редко мне смотрит в глаза".
LinkLeave a comment

Ага! Та самая Кэтти. [Mar. 25th, 2017|06:54 am]
bjornoya
Пишу же про море. К чему тут она? - "Радистка Кэт".
То-то не знаем про её папу и кем он был.
Ах.. Валяемся в коечке, бухла - навалом. Где-то в Москве и в ебенях её.
Третий день пошёл. Какая уже разница, Штирлиц? Засвечен, изгнан, ты проиграл.
Не спустился сразу в известный по сериалу подвал, там спортивный бассейн.
Сначала успел только позвонить по редкому тогда мобильному и... дать координаты, а потом пошел в бар. Где не молчаливая встреча с бывшей женой другого актера под экспромт от Таривердиева, а кто-то грубо обратился, врезал, перевернул стол, заплатил за посуду, еще врезал и получил. Еще раз заплатил за вызов наряда. Поднялся в номер. Глянул в зеркало - фингал. Рухнул мордой в подушку.
Всё.
Утром позвонил по советскому гостиничному телефону в тот же бар. Принесли ещё бухла. Вежливо. Прибрались с тумбочки и коврика, сменили стаканчик. Вот же, страна? Пока не устроишь дебош, внимания и уважения не жди.
Освежился крепким. Навел фокус глазниц. Сходил под душ.
Штаны на себя и опять на лифте вниз в бар. С утра пусто. Вчерашняя официантка. Взял фужер. Ткнул мизинцем в меню, где соотношение 1-го напечатанного к 6-ти вчера оплаченного. А она смотрит глазами оленихи невинными:
- Прости. Не надо. У меня ребенок маленький, уволят, на что жить?
- Так я тебе вчера оплатил по сумме за разгром всего бара, а лишь столик на башку негодяя одел?
- Ой, ай. Вот тебе коньячку еще.
- Не выпью, пока не скажешь, в каком месте твоя совесть? И про ребенка ты врёшь!
Поднялся обратно в жилище. Рухнул снова, только носом вверх. В руках - невиданный тогда цифровой фотоаппарат.
Это Она мне привезла полгода назад с другого континента. Там много фото Её и почти позавчерашних.
Посмотрел. Расстроился. Мордой - в подушку.
Звонит вдруг мобильничек. Рука его хватает быстрее, чем подумал.
- Что ты?
- А ни фига я. Мэ-мэ. Бэ-бэ.
Заплакала и отключила.
Сам - не из железа. Известно, что до Её самолета осталось три дня. Известно, что всё уж. Что эти дни исправят в жизни? Захлопнул экран с фото и как всегда - "в откл."
...............
Сутки-другие. Какой день нынче, не понимаю.
Грохот, распахивается дверь первая, вторая, отрываю башку от подушки. С мутным взглядом.
В проёме стоит какая-то, умопомрачительно красивая.
- Ты кто? И чего вдруг такая? Ебнулся вовсе?
- Это же я, Катя!
- Не помню. Прости.
- Да, я же. "Кэт"! Ты позвонил, я прилетела. Забирать "тушу".
- Чего? Звонил?! А... "Финляндия" есть?
- Да, вот, у меня в пакете. Там ещё и пирожки тебе по дороге купила. Ты когда ел? Вообще ничего? Ага, вижу. Сколько дней?
- Финляндию! Уфф. Дай пирожок. ... Катька, ты, что ли? Давай... это... домой надо. Но, погоди.
/Тут, как всегда бывает в дешевых сценариях мелодрам, звонит телефон, где Она./
- Что ты?
- Ай, в дупелину, лети спокойненько.
- Нет. Не могу, я сейчас приеду!
/Кто там? - Шекспир или Дарья Донцова (которую не читал)? Другое помню:"Цель - с левого борта. Две - с правого. Левая разделяется, теперь - прямо по курсу. Ваше решение, командир?!"/

Вот так. Сколько надо, столько и напечатаю про "Радистку Кэт". Тогда говорила: "О Ней всегда пишешь, да так, что даже у меня слезы порой. А про меня?"
О тебе, Катенька, хоть и не прочтешь. Она прочтёт втихаря.
LinkLeave a comment

Скальпелем - по живому. [Mar. 24th, 2017|08:20 am]
bjornoya
Вечер. Кухня.
Напротив сидит та самая "Кэт".
Катя, красавица, когда-то вся мужская половина её школы мечтала о ней. Такова она и сейчас. В домашнем халатике. Тёплая, живая. Настоящая.
Кухня, одни, стол.
На столе полная запотевшая "Финляндия" ему известным (ей - нет) "Сабонисом" стоит.
- Что такой грустный? Почти всегда грустный. Всё думаешь о Ней? ... Вот, ешь пельмени. Огурчик. Водичка твоя, любимая, чтоб запить. А хочешь, я тебе там борщика приготовила, погреть? Еще у меня там есть, достать?
- Ка-атя. Ты и так всё-всё достала. И меня.
Глазищи карие сужаются и становятся глазками - в упор:
- Сделай из него такого, как ты (о сыне речь).
Можешь. Сделай!
- Налей себе.
3 ночи, маленькое окошко одиноко в доме горит, во дворе туман, город спит.
- Чего скромничаешь? Полную. Отвечу кратко, ты выпей?
- ... Ох. Фу! ... Дай, поцелую?
- Какие вопросы, ребенок? Только выдохни клюквенный аромат. Это я - тебя. Мало для меня таких людей в мире. Видимо, не ценю.
- Сделаешь или нет?
- Нет!
- Почему твоё нет?
- Ночь. Иди уж спать. Завтра отвезешь нас на озеро, а я с "Финляндией" посижу и твоими пельменями. Видишь, мой комп в прихожей валяется, забери к себе, не притронусь к нему. Даже втихаря.
- Скажи, почему "Нет"?
- Потому что... Ты же - медицина, режешь мясо живое, глядишь в задницу и прочие кишки. Видишь привычно и тебя не тошнит. Когда тут же бы мне "поплохело" и это - мягко говоря. Вот, пусть. Твой, родной. Ты и найди подход.
... Окей, у нас одно общее есть. Это морг. Тебе туда, дабы узнать различные причины и не один раз. А мне, чтобы понимать, чем кончится только одна моя малюсенькая ошибка.
- Нет. Налей ещё и скажи до конца. Почему?
- Это твой, а не мой сын. Далее не хочу иметь права резать по душе. Даже ты, выбрав меня, как "врача", обязана понимать, что у меня есть тоже свои правила: "Не навредить!" НИКОМУ! Тем более, тебе. Такой "операции" не пожелаю. Пойми. Он - не то, что меня назовет негодяем, он и тебя... А потом будет убивать. Важно ли тебе, что от имени государства и прикрыт его приказом?
Какого чёрта? Зачем издеваться над мальчишкой годами, посылать его потом черти-куда, дабы отвечал за всё-всё и ещё вернулся живой? "К мамочке." К своей девушке? - Без этой грязи не полюбит?
Пусть будет при тебе, рядом. Не надо! Тебе - такой, как я?
- Пожалуйста, пользуйся. Отказываюсь сына калечить. Точка. И принеси из прихожей мой комп!
--------------
Всё, разумеется, вымышленное. Ничего такого не было.
Имя выдуманное. Никакого соответствия с реальным не имеет.
Лишь только сайт беллингкат в интернет следит за сыном :)
Поступил в Смоленское мед. Свадьба. Девушка его похожа на ту Кэт. Видимо, вместе учились. Он привозил её на наш берег до и потом.
Кого бережем в первую? - Детишек!
О себе не думая. Уберегая сынка, врезал по маме.
Выкинула бы она тогда тот комп в окно, а лучше - вместе с башкой владельца. Потом, поздно, но выполнила!

"Вечер. Кухня. Напротив сидит та самая "Кэт". Катя, красавица."
Добавить забыл, что рядом, в её комнатке и на самом видном месте лежит морская фуражка отца. В море погиб.
LinkLeave a comment

Эдик [Nov. 3rd, 2016|03:00 pm]
bjornoya
Вот он там - Legal Alien Кому мое, ничтожно малое в сравнении объемов, негоже по некоторой части морских тем, его прочтите. Что выделяет - он крайне и тщательно трудолюбив.
И читать понятно, интересно. Всему даны подробные пояснения автора. Одни плюсы.
И мне интересно. Однако, в какой-то момент - внутренний СТОП!  Читаю же авторскую аранжировку  многого того, что и самому известно. Да, интересно, но хочется с перевесом на чувства, а не незаурядные факты баек, которых по теме можно откопать на тома, что займут больше шкафа с никем не читанной бумагой от ленина.
А там, где задача - чувства, всегда будет недосказанность, неопределенность, незавершенность.... Даже лень и именно она.
Как вот разобраться даже в себе самом, если любишь и ненавидишь одновременно? Хватит на это сил? А ещё ведь мизер - печатать. - Зачем? Ведь в голове давно задумано и сохранено. Пусть...
На мой взгляд, когда больше - чувства, надо делать, как эпизод в концерте, где зал поет хором, кому слова известны, не очень или даже вовсе непонятны, а солист на время убрал в сторону свой микрофон.
LinkLeave a comment

Третий тост [Oct. 30th, 2016|08:58 am]
bjornoya





Несколько слов от автора: Так уж повелось, что там, где родился и живу, почти в каждой семье кто-то связан с морем. Когда собираются за столом, все знают, каков будет третий тост.

«За тех, кто в море» поднимают молча, каждый думает о своём. О близких, любимых, родных, друзьях, которых нет рядом, которые далеко и не обязательно – среди волн, а просто вдали от нас.

А уж тем, кто среди волн - низкого полёта чаек над водой!

Будучи ТАМ, я знал, что вспомнят и обо мне, чувствовал это через тысячи миль.

***

На любом пароходе есть места, куда доступ ограничен определённым кругом лиц.

Во-первых, это мостик (в простонародье -"мост").

Мост - одно из основных моих рабочих мест, поскольку отвечаю за работу всей электрорадионавигационной аппаратуры корабля, а это его «глаза и уши». Не дай бог, ослепнем, нет связи, оглохнем – вернут в базу. Но, даже одним рывком преодолев двухметровый трап на мост, правила требуют выпалить стандартное «Пршу рзршения». Есть и ещё одно такое место, оно имеет две двери. Одну обычную, деревянную, вторую – стальную, бронированную. В море эти двери почти всегда открыты. Но, наверху написано: «Радиооператорская. Посторонним вход воспрещён!» Не посторонних тут всего четыре человека: капитан, нач. радиостанции, я и комиссар (т.н. первый помощник).

Мой рабочий день, это, как правило, ночь. Хотя, в полярных широтах – день и ночь внешне не имеют отличия. Ужиная, я завтракаю, а на завтраке – ужинаю.

На обед хожу изредка, когда мальчику, матросу-уборщику удается меня разбудить. К четырёхчасовому чаю ему меня уже не поднять.

Особенно приятно время – 4 утра, окончание вахты второго штурмана. Этот дружище – хозяин провизионки и мы, вместе со сменившимся 2-м механиком, устраиваем себе маленький пикничок. Что говорить, приятно втихаря доставить себе скромное удовольствие, хоть и ассортимент наших блюд не столь изыскан…

Когда мои друзья расходятся по каютам, я иду в радиорубку слушать эфир.

Маркони спит, ему в 8 утра на связь. Сажусь в кресло. Передо мной – два приёмника «Шторм», телеграфный ключ на столе, слева пишущая машинка, позади диванчик. Дальше из рубки ведет дверца в соседнее помещение, там стоят три связных передатчика и огромная коробка с …презервативами.  Они необходимы мне для электрической изоляции повреждений уходящего на километр в море вместе с буксируемой гидроакустической антенной высоковольтного бронированного кабеля. Увы, лучшего средства совковая наука и морская смекалка для качественной изоляции высоких Вольт в солёной  водной среде не придумала.

С улыбкой вспоминаю, как перед рейсом ходил в мурманскую аптеку покупать эти изделия №2.

У входа встретил мнущегося своего коллегу-однокашника. «Ну что, собрат, пойдём?» - спрашиваю, толкая дверь. Вижу в его глазах крик отчаяния. «Что, сдрейфил?»- спрашиваю. В ответ он молча кивает головой. «Ладно, давай свои рваные бумажки, куплю. Но! С тебя кабак и немедленно, а то мой пароход после обеда уже портнадзор начнёт гонять, в море пора». Счастливый, он радостно соглашается. Заходим, у прилавка стайка женщин, аптека ведь, мужчины реже заходят. Корешок прячется за кассой. Подхожу с центра, ткнув пальцем в стеклянный прилавок, и говорю девушке: «Мне, пожалуйста, 500 штук этих резиновых изделий». Вижу, как медленно отвисает челюсть у продавщицы. Но, нет. Ещё что-то резко изменилось. Ага, понятно. Не бывал в гробу, но, кажется, наступила именно она, гробовая тишина. Окружающие женщины, военной службы никогда не видавшие, одновременно и по Уставу чётко выполнили команду: «Равняйсь на середину!» Глянул по обе стороны, выражение лиц у всех одинаково обалдевшее, в нём шок, изумление, восхищение, ужас и всё это перемешалось. Вывожу продавщицу из шока: «Да, простите, в две упаковочки, пожалуйста, 300 штук – мне и 200 – вон тому молодому человеку у кассы. » Смотрю, коллега мой поник головою и как-то незаметно растворился.  Тем временем, вся аптека молча наблюдала, как она мне их отсчитывала. Никто не сдвинулся с места. Уходя с пакетами подмышкой, чувствовал сверлящие спину взгляды, пока не закрылась за мной дверь.   Корефан мёрз под дверью.

Теперь (в настоящее время) он там большой морской начальник (вовремя вступил в КПСС), я изредка прикалываю его через секретаршу по электронной почте напоминанием о посещении той аптеки. Правда, потом всё было честно, в кабачке мы отметились, попили пивка с бифштексом, и я убыл…

Так. Отвлёкся. В наушниках звучат «вражеские Голоса», слышен хлопок двери медицинского изолятора (там держат комиссара, дабы не заразил всех своим коммунизмом окончательно).

Немедленный разворот кресла к пишущей машинке, поворот ручки приёмника на громкую морзянку с метеосводкой. Начинаю «принимать» РДО (радиограмму) с мнимым приказом по флоту, но - по всей форме, с кодами, номерами, шифрами подтверждения и т.п. - по поводу празднований и награждений работников в связи с предстоящим днём 8-марта (ха, тогда был июль, полярный день за окошком). Затылком чувствую, как сзади неслышно подкрадывается комиссар.

Этот помполит из тех, кто очень любит подсматривать и подглядывать. Особенно интересны ему чужие личные РДО… А я, вроде бы не замечая, печатаю, печатаю. Опытного партработника не интересует тема, он уже увидел на полоске бумаги, что появились СПИСКИ (!), списки награждаемых и поощряемых. Там появляется и наш пароход, благодарность объявлена даже матросу – уборщику, но ЕГО, первого помощника там нет! Бедняга забыл про маскировку и обиженно засопел. Но, я «не замечаю». Надо подсластить пилюлю.

И…с новой строки: «По пароходу такому-то,  кмп. (радиокод помполита), далее его Ф.И.О. (сопение сзади прекратилось, полная приостановка дыхания) присвоить звание Героя Социалистического Труда с постановкой бюста на родине Героя в г. Биробиджане» (сам «помпа» из Осетии). Доли секунды и сзади раздаётся грохот, любопытный рухнул  на диван и в ауте.

«О, доброе утро, Вартанович, как спалось, кошмары не мучили? А я тут пальцы разминаю, на палубу выходил, замёрз » - внезапно «обнаруживаю» его и не дав вставить слова: « Это я чего про кошмары то с пальцами. Сегодня ночью разговаривал по КВ с другом, они в Африку, в Сьерра-Леоне заходили. Так морячкам местные продали какую-то гадость, они её нажрались. Ночью один во сне стал орать – Согни палец, согни палец!!!! Еле разбудили, успокоили. А он говорит, ну и приснится же такое: негры с копьями и в набедренных повязках поймали, связали, штаны сняли. А один, самый здоровенный, засунул мне палец в анальное отверстие, держит над пропастью, а я медленно сползаю…

Вот я и подумал, Вартаныч, как хорошо, что мы не в Африке. И свежо и прохладно и ни одного негра на горизонте…»

Тут вовремя появляется заспанная физиономия маркони с вечно дымящейся вонючей беломориной в зубах, ибо запасы моего красноречия начинают иссякать, а комиссар, побагровев, уже жадно глотает ртом воздух.

«На завтрак-ужин идём?» - спрашивает радист.

- «Да, я пойду, а ты присядь-ка , нас там срочно вызывают, разберись.» И быстренько ретируюсь в направлении камбуза.

Попив чайку, возвращаюсь в радиорубку. Помполит уже испарился, как тот гадкий спирт, что пили наши коллеги в Сьерра-Леоне. Однако, радист уже без шуточек даёт мне свежую бумажечку, глянь, говорит – я ещё командиру не доложил. А там приказ – срочно следовать в... Клайпеду на плановый ремонт.

О, господи, какое там звание-награждение. Не в серый холодный Мурманск с карликовыми деревьями и таким же  летом, а домой, 130 км от дома. Летом, на курорт, закружилась голова и попросил у радиста его беломорину.

                                        ***

Середина июля. Штиль жара. Идём Датскими проливами с Северного моря в Балтийское .

Вы когда-нибудь видели 40 одичавших, обросших бородами мужиков в робах, три месяца не видевших ни одной живой женщины? А тут вокруг на катерах, яхточках , лодочках очень много полуголых и совсем голых женщин, датчанок и шведок. Которые, к тому же машут, трясут и кричат: « Хэй, рашшнс, кам хиэ!!!»

Кэп даже убавил ход, во избежание … Не дай бог, придётся отрабатывать тревогу «Человек за бортом».

Да и сам он мужик. Вся оптика парохода нарасхват и нацелена туда, куда надо.

Ну вот, полоса искушения пройдена, пройден и Копенгаген с вечно снующими поперёк курса паромами (сейчас там стоит длиннющий мост), замок принца Гамлета, аэропорт с одиноко стоящим советским Ил-62, остров Борнхольм.

Ночью врубили в кают-компании телевизор. Шведский фильм. И про Это. Молодая, неопытная пара в лодке на озере.

Так вот. Представьте, скажем, полуфинальный матч чемпионата мира по футболу с участием национальной сборной, который одновременно смотрит 40 мужиков, умножьте их эмоции в 3 раза. И это будет примерно то, что происходило. А комментарии. Если бы там стояли даже искусственные цветы, то и они бы завяли…

                                       ***

Утро, жарища, полный штиль. Идём посреди Балтики на восток прямо по сверкающей солнечными бликами дорожке. Из динамиков орёт Пугачёва. Терпеть её не могу. Но, в данный момент и это приятно.

На каждом пароходе есть старпом. На этом – тоже. Редкостный негодяй (потом он это своё качество показал всей команде в порту). Мы с ним были врагами весь рейс. А погодка – хоть куда.

Старпому приспичило покрасить мачту. Вообще-то, для таких целей у него имеются свои подчинённые,  палубные матросы во главе с боцманом. Однако сам боцман весит килограмм 120. А каждый из матросиков ответил, что он, старпом, будет отвечать за их жизнь и они не самоубийцы. Пускай лезет сам.

Старпом прекрасно знал  единственного, кто может лазить по мачтам и без страховок.

Там, на самом верху – мои антенны и надо, надо и не раз и  в шторм лезть наверх.

Он знал и одну мою слабость – отгулы. А это было в его власти. Он не мог убавить их количество, но добавить мог всегда.

Тогда гнусавый голос Аллы по «Каштану» (внутрисудовая трансляция), прерывается более гнусным старпомовским. За покраску мачты он предложил три (ха) отгула. Молчаливый аукцион начался. Когда количество отгулов выросло до десяти, я не спеша слез с койки, снял телефонную трубку и сказал ему: « Ну что, урод (тут не церемонятся), ДВЕНАДЦАТЬ и дашь мне помощника, доползёт до крестовины, чтоб ведро держал. »  Ему ничего не оставалось, как, скрипя зубами, согласиться.

В помощники дали матросика по кличке Савелий (сильно на Крамарова смахивал и косил так же).

Приступили…

Я уже долез с кистью в зубах до самого конца крестовины мачты туда, где расположены ролики троса антенны связи. Мазнул несколько раз. Краска кончилась. Не глядя, протягиваю кисть назад. В ответ – тишина и никаких действий. Оглянулся, мама родная. Мой Савелий обмотался страховочным поясом вокруг мачты, весь белый, трясётся, зуб на зуб не попадает, ведро с краской вот-вот полетит на палубу.

Э, друг, так дело не пойдёт. Давай ведро и потихонечку ползи вниз. Смотрю, пошлёпал черепашьим темпом.

А я привязал злосчастное ведро, спустился и с этим «героем» к старпому: «Глянь на него, козлище, кого ты мне прислал. Глянь. Сколько ты ему обещал? Три? Так вот – пятнадцать. Арифметику изучал в школе?»

Такими путями пароход приобрёл красивенькую, сверкающую мачту.

***

Подошли к берегу, встали на рейд. Вот она – Клайпеда, вот – Куршская коса.

Как-то меня спросили, что приятнее всего видеть в море? Мой ответ краток – с моря приятней всего смотреть на берег и думать, мечтать. «WishYouWereHere» (слушали PinkFloyd?)

А тогда … Я почти дома.

У меня праздник. А что делают по праздникам?... Шарики надувают. Тут и вспомнил про заветную коробочку, что стоит рядом с передатчиками. И стал надувать. И всей команде раздал, чтобы надували.

Глядя на моё состояние, кэп отпустил меня на три дня с первым же попутным катером.

Поехал потом на рейсовом автобусе, который каждый раз делает внеплановую остановку посреди леса, чтобы покормить диких кабанов. Доехал  только до ресторана на берегу в приморском Зеленоградске.

А там…

Ночь, море, девушки, луна. Купались до рассвета. Домой приехал только на утренней электричке.

***

Этот брелок на картинке, от ключей к той радиорубке. Это всё, что осталось у меня на память от того моря, всё, кроме нескольких фото.

Весна-лето 1982г. - весна 2003г.




LinkLeave a comment

Так бывает [Oct. 20th, 2016|06:41 pm]
bjornoya
Неслышно и внезапно он подходил к ней из-за спины. Едва касаясь, замыкал руки кольцом вокруг талии. Молча, она тут же замирала, опуская взгляд вниз, изящно и даже как-то покорно. А он клал подбородок на плечико, щекой прикасаясь к её волосам. Так они стояли в полной тишине, не шелохнувшись, долго, очень долго - длиною в их прожитую вместе, а может и не прожитую жизнь. Вся тысяча причин и следствий этой жизни тут же покидала пределы той комнаты, оставляя лишь одно.
LinkLeave a comment

National Geographic [Oct. 8th, 2016|08:50 pm]
bjornoya
Не люблю природу Севера.
Хоть и тому флоту отдано десяток лет.
В полярную ночь и светлую погоду.
Ночью там на небе звездочек вовсе мало, еле видны. Днем - солнце над горизонтом лезет в душу. - Выключись ты хоть на чуть-чуть!
Питер? - Там нет летом звезд, полумрак, приполярные "Северные ночи". Для туристов мгла.
И тут - южное небо! Ах! Вся астрономия там. Ядерные взрывы, пришедшие сквозь тысячи наших земных лет.
Особенно - в горах, Эльбрус, Тибет, Альпы?
Кислорода не хватает, начиная с 4т. метров. Потом - такой же "намордник", как у севера аварийной глубины. Баллон с кислородом. Откажет - не спустишься.
Остались последние 20 метров. Или 10? Товарищ сверху машет: ""Up! Up!". - НЕТ! Дать себе на-полную кислорода? - Не хватит на спуск. А яркая звездочка из чернеющего космоса так близка...
LinkLeave a comment

C 14-ти до 17-ти [Sep. 28th, 2016|02:53 am]
bjornoya
Так получилось: ему порой приходилось стоять с машиной на одном и том же месте одной и той же улицы, почти в одно и то же время. Сидеть и ждать. А мимо проходила она. Шла по противоположной стороне со своей спортивной сумкой, отчего-то всегда слегка грустная, нет улыбки и глядя только вниз на дорогу. По сторонам – никогда. Сразу заприметил. Красивая, стройная. А глаза… Шли месяцы, потом даже годы и годы, вся там же машина и девушка с той же сумкой, проходящая мимо. Несколько раз думал: «Выйти, подойти? Поздороваться, спросить, почему такая грусть? – Нет! Глупо. Слишком юна для него.» А годы шли и шли, все сидел в машине, смотрел, как проходит мимо. И… ничего.

Потом уже не надо было в том месте стоять, перестал ездить. Забываться стало.
Ещё годы и вдруг увидел ее страничку в интернет.
Фото. Глаза! Все такая же, только взрослее чуток. Конечно, прочел всё-всё, о чем она там пишет. А потом, осмелев вдруг, написал ей по поводу красивой зимней фотографии их родного побережья. Ответила вежливо, где и как снято, что только учится тут фото размещать. Он ей в ответ мгновенно что-то. Она не стала отвечать.
Кончилась та зима, уже сентябрь. В тот день настроение у него – хуже некуда.
Тут вдруг она читает: «Здравствуйте. Я знаю Вас уже 8 лет. Почему всегда такая грустненькая?» И… неожиданно полетело-понеслось:
- А откуда? А почему? А как?
- Да, так и так…
Теперь она просмотрела все, что он там пишет. Сентябрь идет. Разговоры в сети с утра до вечера. Наступает момент:
- Чтож, пора тебе попить кофе там, у моря, где любишь?
- Да, давай в четверг, с 14 до 17 у меня время свободное.
- Хорошо. Только точно не уверен, где твоя знаменитая кофейня. Лучше, сначала на стояночке у самого берега?
- Хорошо, договорились.

Четверг. Утро.
- Я волнуюсь… Ты же меня уже видел, а я – нет.
- А я? Но, не дрейфь, хуже не будет!
- Там погода непонятная. Стою у шкафа, не знаю, что одеть. С туфлями не получается, в сапогах вроде жарко, но, у моря может быть холодно. Смотрю на кеды.
- /улыбаясь/ Конечно, кеды! И вообще. Восемь лет! Какая теперь разница?

Наступают те самые 14. Солнышко греет пляжик рядом. Приезжает ее машинка на стояночку. Быстренько выскочил из своей (наконец-то, за столько лет!), смотрит, навстречу – та же самая, те же, знакомые наизусть черты. Только она смотрит не вниз, а ему навстречу и … улыбается! Ярче того солнышка, которое для пляжика!
Плащик, костюмчик (платьице? от улыбки сходу не разглядел). А внизу (ай, пофиг!) те самые кеды! Засмеялись оба. Шутя.
- Здравствуйте, ха-ха.
- Ха-ха. Здравствуйте.
В тот же миг подумал: «Все потом может быть, что угодно. Разное. Но, именно таких секунд, улыбки, что сейчас ярче солнышка для пляжика и этих кед, всего так разом уже не будет никогда.»
Не в перечисленном ведь суть.
LinkLeave a comment

О безопасности при ... [Sep. 8th, 2016|01:25 am]
bjornoya
Собрались в море?
Хоть на шаланде, хоть на крейсере или новейшем эсминце стэлс.
- Возьмите в карман гандоны.
Нет, это не про то, что будет, когда оттуда вернетесь с естественным нетерпением от несправедливого воздержания.
Про вероятность оказаться в воде одному. Хотя, даже и не про рыбалку на баркасе или суровых бойцов, одетых в асбестовые намордники на ГКП эсминца из фильма про учения британского флота. Они там учены-дрючены, ибо не раз топили тот флот.
Даже туристом в Тайланде пригодится, но, не по теме секса. Везде.
Можно даже остаться голым посреди пуританского городка или таким же, но "в тепле", обнаружив вокруг пингвинов, понимая, что нет бумажника и карточки там банковской, ещё не вникнув, что сунуть карту некуда и если случится чудо, то бумажки не помогут.
Потому что - Связь.
Простое самое теперь - ваш мобильник. На который был предусмотрительно одет гандон.
Не промок, не замерз, батарея не села.
Даже если не в зоне цивилизации и вышек для мобильников. Спутник поймает тщедушный сигнал.
А дальше, как получится держаться и не умирать.

Ниже было настроение, напечатал о связи, как последней надежде.
Теперь представим шаланду в море, которая далеко, что и чайкам в лом лететь летом, а там кромешная темень наверху, шторм, зима. Шаланду, в которую до упора впихнули разного гадкого, включая её ядреные моторы. И тут начинает у неё что-то гореть внутри, да так, что ещё и водой залило половину. И мобильники пока не придуманы, чтоб на них одеть.
Где же связь?
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]